Сатиры

Децим Юний Ювенал
Сатиры
КНИГА I.
САТИРА ПЕРВАЯ.
Долго мне слушать еще? Неужели же не отплачу я,
Вовсе измученный сам "Тезеидой" охрипшего Корда? Иль безнаказанно будут читать мне - элегии этот, Тот же - тогаты? Займет целый день "Телеф" бесконечный Или "Орест", что полей не оставил в исписанной книге, Занял изнанку страниц и все же еще не окончен? Я ведь совсем у себя, как дома, в Марсовой роще Или в пещере Вулкана, соседней с утесом Эола. Чем занимаются ветры, какие Эак истязает 10 Тени, откуда крадут и увозят руно золотое, Что за огромные ясени мечет Моних по лапифам, - Вот о чем вечно кричат платаны Фронтона, и мрамор, Шаткий уже, и колонны, все в трещинах от декламации: Эти приемы одни - у больших и у малых поэтов. Ну, так и мы - отнимали же руку от розги, и мы ведь Сулле давали совет - спать спокойно, как частные лица; Школу прошли! Когда столько писак расплодилось повсюду, Глупо бумагу щадить, все равно обреченную смерти. Но почему я избрал состязанье на поприще, где уж 20 Правил конями великий питомец Аврунки - Луцилий, Я объясню, коль досуг у вас есть и терпенье к резонам. Трудно сатир не писать, когда женится евнух раскисший, Мевия тускского вепря разит и копьем потрясает, Грудь обнажив; когда вызов бросает патрициям тот, кто Звонко мне - юноше - брил мою бороду, ставшую жесткой: Если какой-нибудь нильский прохвост, этот раб из Канопа, Этот Криспин поправляет плечом свой пурпурный тирийский Плащ и на потной руке все вращает кольцо золотое, Будто не может снести от жары он большую тяжесть 30 Геммы, - как тут не писать? Кто настолько терпим к извращеньям Рима, настолько стальной, чтоб ему удержаться от гнева, Встретив юриста Матона на новой лектике, что тушей Всю заполняет своей; позади же - доносчик на друга Близкого, быстро хватающий все, что осталось от крахов Знатных людей: его Масса боится, его улещают Кар и дрожащий Латин, свою подсылая Тимелу. Здесь оттеснят тебя те, кто за ночь получает наследство, Те, кого к небу несет наилучшим путем современным Высших успехов - путем услуженья богатой старушке: 40 Унцийка у Прокулея, у Гилла одиннадцать унций, - Каждому доля своя, соответственно силе мужчины. Пусть получает награду за кровь - и бледнеет, как будто Голой ногой наступил на змею или будто оратор, Что принужден говорить перед жертвенником лугудунским. Ясно, каким раздраженьем пылает иссохшая печень, Ежели давят народ провожатых толпой то грабитель Мальчика, им развращенного, то осужденный бесплодным Постановленьем суда: что такое бесчестье - при деньгах? Изгнанный Марий, богов прогневив, уже пьет спозаранку: 50 Он веселится - и стоном провинция правит победу. Это ли мне не считать венузинской лампады достойным? Этим ли мне не заняться? А что еще более важно? Путь Диомеда, Геракла, мычанье внутри Лабиринта Или летящий Дедал и падение в море Икара? Сводник добро у развратника взял, коли права наследства Нет у жены, зато сводник смотреть в потолок научился И наловчился за чашей храпеть недремлющим носом. Ведь на когорту надежду питать считает законным Тот, кто добро промотал на конюшни и вовсе лишился 60 Предков наследия, мчась в колеснице дорогой Фламинской Автомедоном младым, ибо вожжи держал самолично Он, перед легкой девицей, одетой в лацерну, рисуясь. Разве не хочется груду страниц на самом перекрестке Враз исписать, когда видишь, как шестеро носят на шее Видного всем отовсюду, совсем на открытом сиденье К ложу склоненного мужа, похожего на Мецената, - Делателя подписей на подлогах, что влажной печатью На завещаньях доставил себе и известность и средства. Там вон матрона, из знатных, готова в каленское с мягким 70 Вкусом вино подмешать для мужа отраву из жабы; Лучше Лукусты она своих родственниц неискушенных

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1188 просмотров