Рассказ старого уголовника

Карел Чапек
"РАССКАЗ СТАРОГО УГОЛОВНИКА"

-- Это что, -- сказал пан Яндера, писатель, -- разыскивать воров -- дело обычное, а вот что необычно, так это когда сам вор ищет того, кого, собственно, обокрал. Так, к вашему сведению, случилось со мной. Написал я недавно рассказ и опубликовал; и вот когда стал я читать его уже напечатанным, охватило меня какое-то тягостное ощущение. Братец, говорю себе, а ведь что-то похожее ты уже где-то читал... Гром меня разрази, у кого же я украл эту тему? Три дня я ходил, как овца в вертячке, и -- ну, никак не вспомню, у кого же я, как говорится, позаимствовал. Наконец встречаю приятеля, говорю: слушай, все мне как-то кажется, будто последний мой рассказ с кого-то списан. -- Да я это с первого взгляда понял, -- отвечает приятель, -- это ты у Чехова слизал. -- Мне тут прямо-таки легче стало, а потом, в разговоре с одним критиком, я и скажи: вы не поверите, сударь, порой допускаешь плагиат, сам того не зная; к примеру, вот ведь последний мой рассказ-то -- ворованный! -- Знаю, -- отвечает критик, -- это из Мопассана. -- Тогда обошел я всех моих добрых друзей... Послушайте, коли уж ступил человек на наклонную плоскость преступления, то остановиться ему никак невозможно! Представьте, оказывается, этот единственный рассказ я украл еще у Готтфрида Келлера, Диккенса, д'Аннунцио, из "Тысячи и одной ночи", у Шарля Луи Филиппа, Гамсуна, Шторма, Харди, Андреева, Банделло, Розеггера, Реймонта и еще у целого ряда авторов! На этом примере легко видеть, как все глубже и глубже погрязаешь во зле... -- Это что, -- возразил, хрипло откашливаясь, пан Бобек, старый уголовник. -- Это мне напоминает один случай, когда убийца был налицо, а вот подобрать к нему убийство никак не могли. Не подумайте чего, это было не со мной; просто я с полгода гостил в том самом заведении, где этот убийца сидел раньше. Было это в Палермо. -- И пан Бобек скромно пояснил: -- Я туда попал всего-то из-за какого-то чемоданишки, который подвернулся мне под руку на пароходе, шедшем из Неаполя. И про случай с этим убийцей мне рассказал старший надзиратель того дома; я, видите ли, учил его играть в "францисканца", "крестовый марьяж" и "божье благословение" -- эту игру еще иначе называют "готисек". Очень уж он набожный был, этот надзиратель. Так, значит, раз ночью ихние фараоны -- а они в Италии всегда парочками ходят -- видят: по виа Бутера -- это та улица, что ведет к ихнему вонючему порту, -- во все лопатки чешет какой-то тип. Они его хвать, и -- porco dio! (Итальянское ругательство- прим. Перев.) -- в руке-то у него окровавленный кинжал. Ясное дело, приволокли его в полицию, говори, мол, теперь, парень, кого пришил. А парень -- в рев, и говорит: убил, говорит, я человека, а больше ничего не скажу; потому как если скажу больше, то сделаю несчастными других людей. Так они ничего от него и не добились. Ну, известно -- сейчас же мертвое тело кинулись искать, да ничего такого не нашли. Велели осмотреть всех "дорогих усопших", заявленных в то время как покойники; однако все, оказалось, умерли христианской смертью, кто от малярии, кто как. Тогда опять взялись за того молодца. Он назвался Марко Биаджо, столярным подмастерьем из Кастрожованни. Еще он показал, что нанес этак ударов двадцать человеку христианского происхождения и убил его; но кто этот убитый, он не скажет, чтоб не втягивать в беду других людей. И -- баста! Кроме этих слов он все только божью кару на себя призывал да колотился головой об пол. Такого раскаяния, говорил надзиратель, в жизни еще никто не видывал. Однако, сами знаете, фараоны ни одному слову не верят; говорят они себе -- может, этот Марко вовсе никого не убивал, а так только, врет. Послали его кинжал в университет, и там сказали, что кровь на клинке человечья, надо быть, сердце он этой штукой проткнул. Ну, прошу прощения, а я все-таки не понимаю, как это они могут узнать. Н-да, так что же им теперь делать: убийца вот он, а убийства нет! Нельзя же судить человека за неизвестное убийство; сами понимаете, должен тут быть corpus delicti(состав преступления (лат.)). А Марко этот между тем все молится, да хнычет, да просит, чтоб его уж поскорей суду предали, хочет он свой смертный грех искупить. Ты, porca Madonna, говорят ему, коли хочешь, чтоб правосудие тебя осудило, признайся, кого ты зарезал; не можем мы тебя повесить просто так; ты нам, проклятый мул, хоть свидетелей каких назови! "Я сам и есть свидетель!--кричит Марко,--я присягну, что убил человека!" Вот ведь какое дело-то... Надзиратель говорил мне еще, что был этот Марко красивый такой, славный парень; испокон веку не было у них такого славного убийцы. Читать он не умел, но Библию, хоть и держал ее вверх ногами, из рук не выпускал, и все ревел. Подослали тогда к нему одного патера, доброты ужасной, чтоб дал он ему духовное утешение да между прочим на исповеди ловко бы и выведал, как с этим убийством дело было. Так этот патер, когда выходил от Марко, слезы утирал; говорит, коли не испортится еще как-нибудь этот арестант, то наверняка сподобится великой милости; мол, это душа, жаждущая справедливости. Однако, кроме таких вот речей да слез, ничего от него и патер не дождался. "Пусть меня повесят, и баста, -- твердил Марко, -- пусть уж я искуплю тяжкую мою вину; без справедливости нельзя!" Так тянулось дело

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 253 просмотра