Флоренс Грин - 81

------------------------------------
---=== библиотека chitaem.net ===---
------------------------------------
Дональд Бартельм
ФЛОРЕНС ГРИН - 81

Из книги "Возвращайтесь, доктор Калигари" (1964)

Ужин с Флоренс Грин. Старушка сегодня явно в ударе: Хочу, говорит, по заграницам. Ни фига себе заявочка! Все просто отпали. Самое главное, ни- каких вам объяснений или там деталей. Удовлетворенно окинув стол взгля- дом, она - бац! - снова засыпает. Девчонка справа от нее здесь новенькая и явно не рубит. Я пялюсь на нее, откровенно заискивая (в смысле, как бы говорю: не кипишись, Кэтлин, я все объясню позже, приватно). Чечевица произрастает в глубинах четвертой реки мира, сибирской реки Обь длиной 3.200 миль. Мы болтаем о Кимое и Мацу. "...нужно с позиции силы. Как это сделать лучше всего? Отказать засранцам в островах, даже если эти остро- ва сами по себе бесполезны." Баскервилль, второкурсник Школы Известных Писателей в Вестпорте, Коннектикут, (которую он, кстати, посещает именно с целью стать великим писателем), лихорадочно строчит. Мацалки у этой новенькой... Как коленки у моей секретарши - аж глаза лопаются. Флоренс начала вечер многозначительно: "Ванная наверху протекает, знаете ли..." Что думает Герман Кан о Кимое и Мацу? Не могу вспомнить, не могу... Ох, Баскервилль! Тупой ты сукин сын! Как ты можешь рассчитывать на писательскую известность, если до сих пор не умеешь в первую очередь ду- мать о себе? Разве это правильно? Разве умные люди так живут? Задумайся! Вместо того, чтобы пускать слюни по поводу Дж Д.Рэтклиффа! Санта-Ана, самый маленький стотысячник Соединенных Штатов. И все его 100.350 жите- лей, совместно коротающих бальбоански-синие тропические вечера, думают только о себе. А я... Молодой, даровитый и очень хочу нравиться. Впро- чем, подхалимничать мне приходится от беспомощности (читай, страха нас- кучить вам). Ага... Вот сижу, почеркиваю левой рученькой в журнальчике. Акселератском таком, развитом. "Не напрягайся!" называется (социаль- но-психологические изыскания на тему разборок, писем к редакторам и кры- синых неврозов). Ну не безвкусица ли? Бесспорно, но кто заплатит печат- нику, если Флоренс Грин упрет свой кошелек за границу. Ответьте мне! В журнале пишут: "Страх пациента наскучить доктору - единственный источник беспокойства в классических случаях психоанализа." Врач, естественно, тоже за себя держится - не отдерешь. Каждый час выделяет 10 сладостных минут, чтобы выкурить сигаретку и вымыть руки. Ну так что, Читатель? Как там у тебя с головой, от всех этих разговоров про сибирскую реку Обь длиной 3.200 миль? У нас с тобой отличные роли: ты - Доктор (руки не за- бываешь мыть?), и аз, который есмь, который думает, в общем, псих. Я жонглирую ассоциациями. Утонченно макаю твой нос в жижицу своей пробле- мы. Ты думаешь, я боюсь тебе наскучить? Какого хрена? Это вот журнал "Не напрягайся!" напрягает все, что угодно: будь то кряхтение тверди земной (приобские толчки) или межличностные отношения (Баскервилль и эта но- венькая). И мы прямо таки "осязаем", как много напряга в мире. Или даже в совершенном экземпляре меня. С животом как сжатый кулак. Замечаете подхалимаж? Единственый способ его расслабить, я имею в виду желудок, - влить туда кварту джина "Фляйшман". По моему, вообще отличный способ снимать напряжение. Благословляю вас, забегаловки, дарующие "Фляйшман" на всех углах Санта-Аны и всяких прочих городишек! Без дураков. Новенькая - тоньше тонкого. Со здоровенной грудью, сигналящей из вы- реза, и черными дырами вокруг глаз, многообещающих глаз. А уж как рот откроет, такие жабы полезут... Я борюсь с искушением задрать майку и об- рушить на нее великолепие своего пресса, бицепсов и всего грудинно пле- чевого пояса. Джексон считал себя уроженцем Южной Каролины, что и запи- сал его биограф Эймос Кендалл: мол, родился в округе Ланкастер. Но потом появился Партон со своими документами. И Джексон заново родился. В Союз- ном округе, Северная Каролина, а оттуда до границы с Южной меньше чет- верти мили. Джексон - мой идеал. Мне даже наплевать на современные слу- хи, что у него были паршивые трицепсы. Вот такой я. Культурист, поэт, почитатель джексонова тулова, отец одного аборта и четырех недоношенных. Ну? У кого из вас столько же подвигов и ни одной жены? Баскервиллю тяжко не только в этой его Школе Известных Писателей в Вестпорте, Коннектикут. Ему везде тяжко. Потому что он - тормоз. "Тормозит парень, однако," - сказал его первый учитель. Второй был категоричней: "Этот парень тормо- зит по всей трассе". Третий оказался самым честным: "Просто какой-то су- кин тормоз, мать его!" Главное, все они были чертовски правы. Пока я изучал Эндрю Джексона и аборты, толпы вас шатались по улицам Санта-Аны, штат Калифорния, и прочих городишек, и ведать не ведали обо всем этом. "В случаях, когда пациент воспринимает доктора, как мудрого и многоопыт- ного собирателя психологического материала, знатока экзотических привы- чек, у него нередко возникает тенденция представить себя красочней, экс- центричней (или безумней), чем на самом деле. Или он острит напропалую, или фантазирует." Сечете? В журнале навалом такой фигни, вползающей в извилины. Я, конечно, не стал бы открыто и печатно защищать джин Фляйш-

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 635 просмотров