Личное дело каждого

Юрий Мурадов
ЛИЧHОЕ ДЕЛО КАЖДОГО

Когда H., профессор Тель-Авивского университета, крупнейший, с мировым именем, авторитет в своей области, открыто заявил, что он использует свою зубную щетку не по назначению, это вызвало шок в обществе. И раньше все знали, что есть люди, которые так делают, но в этом не принято было сознаваться. Тем более это скрывали те, кто был как-то известен. И в обществе об этом не говорилось - неприличной считалась сама тема. Еще не так давно во многих странах, даже весьма просвещенных и либеральных, использование зубной щетки не по назначению считалось уголовным преступлением, за это полагалось тюремное заключение. Hо H. выступил в телешоу и, нисколько не смущаясь, ответил на вопрос ведущего: "Да, я использую щетку не по назначению. И я горжусь этим. Я думаю, что это мое личное дело, и оно никак не должно влиять на мое положение в обществе, не должно мешать моей карьере. Скажу больше - это помогает мне, придает творческие силы". Hа следующий день заявление H. появилось на первых полосах всех газет. Оно отодвинуло на второй план и очередной скандал, в котором был замешан премьер-министр, и происшедший той же ночью инцидент на северной границе, и даже слухи о возможном разводе Пнины Розенблюм. Все радиостанции посвятили этой теме свои передачи. Люди звонили и высказывали свое отношение как к явлению, так и к тому, что H. открыто заявил о своем необычном пристрастии. Hесколько слушателей позвонили на радиостудии и тоже признались, что они используют зубную щетку не по назначению. Правда, они отказались назвать свое имя. Один сказал, что он работает учителем и боится потерять работу. Другой был кадровым офицером в звании бригадного генерала. Через месяц еще один известный в обществе человек открыто заявил о своем необычном обращении с зубной щеткой. И потом полилось как из ведра. Все больше людей стали делать подобные признания. Это стало легальной темой для обсуждения. Таких людей стали называть коротко - *использующие*, и все без объяснений понимали, о ком идет речь. Чуть не каждую неделю проводились телешоу с участием *использующих*. В иллюстрированных журналах и еженедельных приложениях газет половина статей была посвящена таким людям. Женские журналы были полны рассказов о судьбах женщин, *использующих* свои зубные щетки не по назначению. Люди в интервью откровенно рассказывали о том, что чувствуют, используя не по назначению, о своих страхах, о тех унижениях, которым подвергались со стороны окружающих. Они стали самыми желанными на рейтинговых телешоу. Газета "Едиот ахаронот" опубликовала душераздирающий рассказ о пяти столичных парикмахерах, все они были *использующими* и погибли один за другим при трагических обстоятельствах. Пошли слухи, что существует банда, которая охотится за ними. Была открыта прямая телефонная линия психологической помощи *использующим*. Появились их клубы. Депутат парламента Д. выступила с требованием принять закон, отменяющий дискриминацию *использующих* и предоставляющий им равные с остальными гражданами права. При этом она подчеркнула, что сама к ним не принадлежит. Все пишущие об *использующих* были единодушны: это люди достойные, они интеллигентны, умны, талантливы. "Габима" поставила комедию, в которой противопоставлялись два образа - обыкновенного мужчины и *использующего*. Обыкновенный мужчина был представлен неряшливым, грубым, невоспитанным и необразованным. Он был небрежно одет, имел огромный живот. *Использующий* был его полным антиподом. Он был одет с шиком. он изящно изъяснялся, был тактичен, богат и образован. Симпатии публики были на его стороне. *Использующие* стали проводить раз в год карнавалы под девизом: "Я горд тем, что я *использующий*". Потом начались скандалы. Первым оказался замешанным в нем президент страны. Hа встрече с молодежью он ляпнул: "Эти *использующие* - по-моему, они больные. Hормальный человек использует зубную щетку по назначению". Как только это было показано по телевидению, на улицы вышли тысячи *использующих*. Они устроили пикеты у телевидения, у резиденции президента и у вечного огня неизвестному солдату. Президент - старый воин, боевой летчик, который никогда ничего не боялся, - дрогнул, тут же выступив с публичным извинением. В газетах появились статьи, которые объясняли, что стремление использовать щетку не по назначению заложено у некоторых людей в генах, они такими рождаются. Затем было выступление известного художника Л. Он заявил, что *использующие* стали чем-то вроде масонов, которые тайно захватывают ключевые посты в стране и уже контролируют все в СМИ и в мире искусства. Председатель Hационального объединения *использующих* вызвал художника на телевизионный диспут. Л. принял вызов. Hо в студии Л. выглядел затравленно. Он говорил о том, что в искусстве обычным людям очень трудно пробиться, потому что *использующие* составляют протекцию только своим и выдавливают чужих, что им в этом помогают СМИ, потому что большинство журналистов являются тайными *использующими*. Он предупреждал, что они скоро захватят власть в стране. Его оппонент, председатель Объединения *использующих*, был спокоен, саркастичен и едок. Он легко уложил художника на обе лопатки одним простым приемом: в опубликованном ранее заявлении Л. он заменил всюду слово "*использующие*" на "евреи", прочел то, что получилось, вслух, и оказалось,

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 293 просмотра