Тайна спятившего компьютера (Тайна спятивших компьютеров)

АЛЕКСЕЙ БИРГЕР
ТАЙНА СПЯТИВШЕГО КОМПЬЮТЕРА
(ТАЙНА СПЯТИВШИХ КОМПЬЮТЕРОВ)
ГЛАВА ПЕРВАЯ
АРЕСТ "КРЕСТНОГО ОТЦА"

- Ну и дела! - сказал отец, вернувшийся из Города, куда ездил по делам. - Степанова арестовали, представляете? - Неужели? - изумились мы с мамой. - Как такое может быть? За что?.. - Говорят, за "наезд", - отец пожал плечами. - Странно это. Мне казалось, у Степанова давно отпала необходимость на кого-либо наезжать... И, открыв дверцы стенного шкафа, он стал убирать туда подвесной лодочный мотор - в Город отец ездит с острова на собственном катерке, и малая городская пристань как раз напротив нашего острова, Соленый Скит, а сам остров расположен на одном из озер, входящих в систему Волго-Балта. И получается, что с одной стороны (с дальней от нашего дома) - широченная гладь озера, только дальний берег еле виден, а с другой стороны остров граничит, через воду, с Городом и подступающим к нему заповедником, которым и заведует отец, Болдин Леонид Семенович, крупнейшим заповедником на весь северо-запад России. Понятно, что отец не последний человек в наших краях. Сами можете представить, что такое полновластный хозяин заповедника, чащобы которого обступают Город практически с трех сторон, охотничьи угодья которого, с их охотничьими "гостевыми комплексами" раньше считались "объектом ЦК", а теперь объектом всероссийского значения являются. Ссориться с главой такого лесного царства - последнее дело, и, конечно, отец вполне спокойно мог бы не снимать мотор с катерка, а оставлять его в катерке на причале. Но ведь недаром говорят, что береженого Бог бережет. Народ у нас попадается совсем шалый, и тащит порой что ни попадя. Лодочный мотор - огромная ценность по здешним понятиям, и мало ли кто может на него соблазниться. Насчет Степанова я немало рассказывал - в прошлых историях, которые взяли и сделались книгами. Начинал он, говорят, как самый натуральный бандюга: "для души", дань с местных киосков и торговых палаток собирал за "охрану", а "для дела" имел полномочия одного крупного банка на выколачивание кредитов с должников. С этим банком его отец в свое время свел. Дело в том, что Степанов работал у нас шофером, до того, как из-за всяких кризисов финансирование заповедника урезали и ставку шофера сократили. Служебная "нива" отца уже невесть сколько лет пылится в гараже при одном из "гостевых комплексов" заповедника, и у отца все руки никак не доходят её починить. То есть, в заповеднике такая жизнь, что и без всяких ставок прожить можно, и, скажем, кабанья ветчина у нас никогда не переводится, и не было ещё такого Нового года, чтобы мама не подала на стол дикого гуся под брусничным или клюквенным соусом. А деньги, и немалые (по понятиям наших мест, во всяком случае), отец всегда мог заработать и как егерь - организатор охоты для купивших лицензию на отстрел кабана или лося, и как проводник по сотням квадратных километров дикого леса, мимо медвежьих берлог и волчьих логов, до исторически памятных мест. "До мест боевой и религиозной славы", как пошучивает отец. И в самом деле, в глубине заповедника есть и древние могилы святых отшельников, и чудотворные источники, и много ещё чего. На одной из окраин заповедника, в старом русле реки Удолицы, нашлись и следы древних поселений славян, там даже археологи копали, и много чего нарыли, да и мы время от времени находим там то позеленевшие медные монетки и острия стрел, то костяные изделия, а разок нашли даже женские украшения: очень крупные серьги и нечто вроде обруча на голову. В других местах можно найти следы битв самых разных времен и проходивших войск. И это тоже привлекает немало любопытных. А соваться в огромный заповедный лес без опытного проводника - это, сами понимаете, можно и голову сложить... Впрочем, я отвлекся от Степанова. А со Степановым история вышла такая. Отец, по его просьбе, переговорил с одним банкиром, неплохо знакомым отцу. Этот банкир любил отдых "на природе" и охоту, и каждый год недели на две приезжал в самый роскошный гостевой комплекс, с лицензией на отстрел того или иного зверя. Банкир на Степанова поглядел и решил, что из такого мужика "выйдет толк", и дал ему "старт в новую жизнь". Степанов случая не упустил. Через два-три года он взял в аренду, а потом и выкупил у Города старинные, семнадцатого века, торговые ряды, отреставрировал их и превратил в современный удобный рынок, перекрыв внутренний двор этих рядов (их галереи образуют замкнутый четырехугольник) стеклянным куполом. Со всех торговцев на рынке он собирал дань, которая, надо понимать, была повыше официально назначаемой платы за торговое место, но при этом и порядок на рынке установился. Раньше это был какой-то хаос из самых разнообразных продуктов, товаров, прилавков, лотков, перевернутых ящиков, с которых торговали вяленой рыбой и семечками, и груд мусора, которые каждый день сгребали в сторонку, поближе к мусорным контейнерам, но вывозили редко. Освоив рынок, Степанов развернулся во всю мочь, и сейчас ему принадлежали несколько заводиков в округе, старый туристский теплоход, навечно пришвартованный к городской пристани и превращенный в круглосуточный ресторан, гостиница

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 709 просмотров