Тайна острова Буяна

АЛЕКСЕЙ БИРГЕР
ТАЙНА ОСТРОВА БУЯНА
ГЛАВА ПЕРВАЯ
МЫ ОТПЛЫВАЕМ!
Привет!
Это опять я, Борис Болдин. На нынешние осенние каникулы с нами произошло такое, о чем, конечно, надо рассказать. История была!.. Впрочем, достаточно, если я скажу, что мы строили самые невероятные догадки и выдвигали самые невероятные версии, пытаясь увязать вместе все концы и разглядеть единую основу за всеми странными событиями, однако истина оказалась невероятней всего, что мы могли предположить. Если кто догадается за время моего рассказа, с чем мы столкнулись - честь и хвала ему. Мы разгадать так и не смогли - почти до самого последнего момента, я имею в виду, когда все наконец-то встало в наших башках на свои места. Однако, не мешает, наверно, ещё раз представиться поподробней - и вообще, всех представить. Ведь, я думаю, не всем вам попадались в руки мои прошлые повести. Кто читал о наших предыдущих приключениях, тот знает, что мы живем на острове Соленый Скит, находящемся на одном из озер системы Волго-Балта, соединяющей Волгу, Балтийское и Белое моря, и огромные белые туристские теплоходы проходят мимо наших мест и на Москву, и на Петербург, и ещё дальше, до самых Соловков на север и до Астрахани на юг. Остров находится на самой границе заповедника, крупнейшего в северо-западной части России, а мой отец, Леонид Семенович Болдин, начальник всего этого заповедника - и главный егерь, и главный смотритель, и глава (и, сейчас, единственный сотрудник) биостанции и научно-исследовательского центра при заповеднике, и все такое. Словом, чуть ли не главный человек в наших краях. Кроме меня и отца, наша семья состоит из мамы, моего младшего брата Ваньки и здорового пса, "кавказца" Топы (или, полностью, Генерала Топтыгина). Ну, и, еще, прибившегося к нам Брюса - сорочонка, которого мы выкормили, и который теперь вырос и стал здоровой красивой сорокой. Собственно, членом семьи его можно считать только условно, потому что он нас в грош не ставит и исчезает очень надолго, а когда появляется, то ведет себя так, как будто все просто обязаны дать ему жрать. Побудет денька два, поклюет из одной миски с Топой, позаманивает кошек поближе к его конуре, делая вид, будто у него крыло подбито (и ему, и Топе эта игра очень нравится), и - ф-юить! - опять поминай как звали. Но в тот день, в конце октября - в первый день осенних каникул - он объявился. Мы как раз вышли на резное крыльцо нашего огромного старинного дома (нашему дому сто пятьдесят с лишним лет, и до революции он принадлежал самому богатому мельнику и владельцу лесопилок в наших краях, а через восемьдесят лет после революции стал нашим, пережив до этого множество приключений - уж тогда строить умели, как вы понимаете, и его бревна в три охвата простоят ещё тысячу лет), собираясь отправиться в плавание... Но здесь надо объяснить, откуда взялась сама идея большого плавания. Во время одного из наших летних приключений, которое я назвал "Тайна смотрителя маяка", мы - я, Ванька и Фантик (полностью - Фаина, но её все называли Фантиком), дочка родительских друзей - нашли на дальнем берегу старую лодку с пробитым днищем. Владельца у этой лодки не оказалось, и мы решили её "приватизировать", как сейчас говорят, починить и сделать нашим собственным средством передвижения - нашим флотом, если хотите. Конечно, наш остров связан с Городом пароходиком, челночно ходящим туда и сюда, навроде паромчика, и у отца имеется большая моторная лодка - катер, практически - но, согласитесь, иметь свою собственную лодку намного интересней. Сколько-то нам удалось отремонтировать её самостоятельно, сколько-то нам взрослые помогли - и Гришка-вор (то есть, он давно уже не вор, он "завязал", отсидев очередной срок, и стал замечательным столяром), и один из подчиненных Миши... Миша - это я опять перебиваю себя, чтобы дать очередное пояснение, это, полностью, Михаил Дмитриевич Зозулин, начальник местного отделения ФСБ, совсем молодой парень, назначенный к нам в начальники в виде "преддипломной практики", как он это нам популярно объяснил, да так здесь и оставленный. Так вот, один из его подчиненных, такой же молодой парень, оказался из семьи потомственных рыбаков и лодочных мастеров, и он помог нам сделать на лодке мачту с парусом и навес на корме, утяжелив при этом киль так, чтобы лодка и сохраняла устойчивость, и не слишком глубоко оседала в воду. Ну, и ещё кое-кто нам помог. Словом, получилась не лодка, а заглядение. Ванька внес свой вклад, укрепив на носу фигуру дракона: голова в профиль, выпиленная из широкой доски и раскрашенная самыми яркими красками, - и в тон дракону раскрасив всю лодку, и даже на парус перенеся изображение (водостойкой краской для ткани), которое в нашей книге по истории мореходства было на парусе корабля викингов. Он мечтал о настоящем боевом снаряжении викингов - и умудрился сделать себе довольно неплохие доспехи. Наша соседка, забившая двух коз, отдала нам козлиные шкуры. Одной шкурой Ванька обтянул круглое сиденье сломанного стула, пришпандорил кожаный ремень с внутренней стороны, вместо ручки, и получился довольно неплохой щит. Вторая шкура пошла на шлем и

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 842 просмотра