Не превращай гарем в зверинец !

Козел, послушай, где-то в Амстердаме
Висит на крючьях в клубе царь-Кощей,
Воды он просит - посылают в баню,
Так я томлюсь без мерзости твоей.
А где-то в иглу, бурно, как в Париже,
Спит эскимос... вернее, он не спит,
Не может спать - ему мешают лыжи,
Так я не сплю вдали твоих копыт.
Но ты, козел, заслушаться не хочешь,
Как бандерлог, не хочешь подойти,
И тихо, гордо, льешься в небо ночи
По макам сна, по млечному пути.
Совсем ушел. Вселенная раскрыта
И тает звезд не по ранжиру рать.
Он был козел, и это было видно,
А я - коза, мне хочется рыдать.
БЛОКP УПРЕКНУЛP ЖЕНСКУЮP ПОЭЗИЮP ВP ТОМ,
ЧТОP ОНАP ОБРАЩЕНАP КP МУЖЧИНЕ
Самец мне Бога затмевает.
Какой ваятель виноват?
Быть может мать? - Сама не знает.
Или отец? - тогда виват!
Не видя собственного носа
(Стыдливо выключили свет),
Зачали черный знак вопроса...
Я знаю, я, каков ответ!
Резец ваятеля не ведал,
Что этот маленький лубок,
Затеянный в порядке бреда,
(Ведь Бог - любовь) кому-то бог.
Идею смутную любили
Они едва ль, когда черты
Его случайные сложили
Из напряженной темноты.
Чтоб он объял меня снаружи,
Как мир, и внутрь меня пролез,
Как бес, выглядывал из лужи
И в тот же миг сиял с небес.
Тот механизм, который пущен,
Чтоб пресловутая стрела
Попала в цель, чета живущих
Не просыпаясь, создала.
Как поезда, придя в движенье,
Сдержать крушенье не вольны,
Мы мчимся, в равном положеньи
На чей-то взгляд со стороны.
И пусть я сколь угодно прямо
Иду по заповедям, не
Спастись, ведь нежно чья-то мама
Погибель выносила мне,
Мою беду кормила грудью -
Пригрелась юная змея,
И в колыбели, как в сосуде,
Судьба тревожилась моя.
Итак, железные колеса
Сплетают рифмы по пути,
И нам назначено с откоса
В кусты туманные сойти.
Как Богом, движимы любовью
Огромной, словно окоем,
Возможно, с грацией слоновьей,
В одни объятья упадем.
Когда, в какое время года?
В простой иль золотой пыли?

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 450 просмотров