Памяти Фриды

Лидия Корнеевна Чуковская
(1907-1996)
ПАМЯТИ ФРИДЫ
Воспоминания
1. УНОСЯТ

Не плакать мне помогала Саша*. Еще в самую счастливую пору, когда Фрида была жива, здорова, весела, Саша, входя в комнату к матери после получасового отсутствия, бросалась ей на шею, словно после долгой разлуки: "Мамочка!" Наверное, для Саши Фрида всегда оставалась, как для грудного младенца, целым миром, воздухом, всем на свете. Разлука, даже коротенькая, была противоестественна: "Мама! Ты здесь?"

* На этих страницах часто встречаются домашние имена родных и близких Ф. Вигдоровой. Галя и Саша - ее дочери; Наталья - внучка, дочь Гали; Изя - ее брат, офицер; Елена Сергеевна - ее свойственница, писательница И. Грекова; Руня (или Р. 3.) - Руфь Зернова, писательница; Раиса Давыдовна - Орлова, писательница. - Примеч. сост.

И вот теперь Фрида - здесь! - лежит в гробу, а Саша, разлученная с ней навсегда, глядит в ее лицо и не плачет. Самые близкие не плакали - Галя и Саша, мать и брат, - как же было плакать мне? И еще меня удерживало от слез сознание, что предстоит говорить, а если я заплачу, то не в силах буду сказать ни слова. Это было бы предательством - мне промолчать над Фридиным гробом. Нельзя. И я не плакала. Это давалось мне даже без больших усилий. Назвали мое имя, люди расступились, и я прошла, как по тропочке, к Фридиному изголовью. Я заговорила и с облегчением услышала, что голос мой звучит спокойно. Опять, как с начала этого дня, я благословила свою близорукость - я не видела Фридиного лба, только груду цветов над бортом гроба, не видела со своего нового места ни Саши, ни Гали, ни Люши, ни друзей, ни матери, ни брата. Как всегда в минуты нервного напряжения, я почти утратила способность видеть. Хотя люстры горели, толпа стояла и дышала, я оказалась в темноте, пустоте и беззвучии, как бы один на один с Фридиной смертью. Я слышала, что у меня в голосе нету слез, - и их в самом деле не было: ни на глазах, ни в груди. Но вот панихида окончилась. Все отговорили. Начали разбирать цветы, венки. Я все не плака-ла. Вышла в той же темноте, словно на ощупь, в вестибюль. Ко мне подошел Евгений Александро-вич Гнедин, и, чтобы двигаться увереннее, я схватила его за руку. Постепенно зрение стало возвращаться ко мне - в той мере, в какой оно вообще может еще возвращаться. И тут я увидала, что мимо нас несут гроб. Я разглядела опустившееся плечо и склоненную голову Володи Корнилова. И меня вдруг пронзила мысль: уносят Фриду. - Что же это такое? - сказала я Евгению Александровичу. - Вы видите? Они ее уносят! И вот в эту минуту все плотины во мне прорвались, и я заплакала, вольно и бесстыдно, уже не сдерживаясь, - и плакала на улице, в машине, на кладбище, плакала, не сдерживаясь и не получая облегчения. Плакала я не о ней. (Может быть, потому и не сдерживалась.) Плакала о себе. Пока Фрида была жива - и больна, - всем нам было не до своего горя. Думалось в те месяцы не о себе, а о ней, о жестокой казни, на которую невесть за что и невесть кем обречена она. Фрида в опасности. Фрида мучается. Фрида умирает. С каждым часом меркнут веселые, добрые, сияющие, какие-то даже удалые в своем веселом сиянии глаза. Из них теперь глядит беспомощность, одинокость, недоверие. Они теперь не яркие, а тусклые. "И ты не помо-жешь мне" - вот что тускленько, слабенько мерцает из-под трудно поднимающихся век. Да, и я не помогу. Никто из нас тебе не поможет - тебе, которая помогала нам всем, помогала с таким постоянством, что мы сложили шутливую поговорку: "Если не Бог - так Фрида". Унесли гроб, унесли Фриду. О ее муках плакать уже было нечего, она не мучилась больше и ничего от нас не ждала. И я заплакала о нас - о тех, кто ее потерял, и о тех, кто ее никогда не узнает, не увидит живой. У людей отняли Фриду. Я плакала о девочках, о друзьях, о ближайших из близких, о матери и брате, о себе. Горше всех, пуще всех, конечно, о себе. Это были эгоистические, себялюбивые слезы - о себе самой. Каждый из нас знает, чем и кем была в его жизни Фрида. Что ушло из его жизни вместе с нею. Я постараюсь объяснить, что ушло из моей. Быть может, это окажется хотя бы отдаленно верным еще для кого-нибудь.

2. "У ЧАРЛЬЗА ДИККЕНСА СПРОСИТЕ"...

С гибелью Фриды из моей жизни ушла надежда. "Всё будет хорошо", "всё кончится хорошо" - такой надежды у меня больше нет. Что, собственно, "всё"? А вот то, что со мной случилось, что терзает меня. То, от чего я не

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 671 просмотр