Репортаж с поминок

------------------------------------
---=== библиотека chitaem.net ===---
------------------------------------
Акрам Айлисли
Репортаж с поминок
Перевод с азербайджанского Т. Калякиной.
ПОМИНКИ
1

Недавно Садыка-киши хоронили, теперь - эта женщина. Выходит, бузбулакцы могут запросто умирать в Баку? Странно... А впрочем, что же тут странного? Человек- это человек, он смертен, смерть может застать его где угодно. Наверное, если поискать, и в Берлине отыщутся могилы бузбулакцев. Про старые времена и говорить нечего: Мекка, Багдад, Кербела... В те времена бузбулакцы нередко совершали паломничество в святые места, и вполне возможно, что кто-нибудь из них, заболев в странствии чем-нибудь вроде холеры, и скончался там, на чужбине. Интересно, в Сибири никто из бузбулакцев не умирал? Вроде бы некому. Разве что Молла Нурмухаммедин - был такой служитель веры, самый набожный, самый влиятельный в Бузбулаке - только он, говорят, умер в Гяндже, то есть в Кировабаде. Был еще Мешади Муртуз - купец. Был помещик Кебле Казым. Вроде все. Но Кебле Казым недавно скончался в Закаталах, а что касается Мешади Муртуза, тот, говорят, до сих пор благоденствует в Шуше, даже, говорят, зубы целы - все тридцать два (а ведь ему никак не меньше девяноста). Выходит, уроженцы Бузбулака и раньше умирали в чужих местах. Чего ж я тогда удивляюсь? Может быть, просто не задумывался об этом? Да и повода не было - ни одному бузбулакцу и не случалось раньше умереть в Баку. Во всяком случае, пока я не кончил школу и не уехал учиться, этого не было - точно. Умри кто-нибудь в Баку, я знал бы, - если ты уроженец Бузбулака, то, где бы ты ни скончался, весть о твоей кончине рано или поздно непременно придет туда. Кроме того, бузбулакцы никогда не забудут односельчанина, пускай даже человек век целый не показывался в деревне. Потому что, куда бы он ни уехал, что-то да остается у него там: или родня, или посаженные им деревья, или дом, или развалины дома... В Бузбулаке еще не было случая, чтоб, уезжая, кто-нибудь продал дом. Продать отчий дом - поступок, недостойный человека. Сказать: я продаю свой дом - все равно что сказать: отныне я уже не числю себя в том длинном - без конца и края - списке, имя которому - "род человеческий". Во всяком случае, для бузбулакцев это примерно так. Ведь в каждом доме витает дух предков, дух матери и отца, и, если человек почему-либо не может жить в доме, поддерживая огонь в очаге и радуя дух предков, пусть дух предков навсегда успокоится в доме, не тревожь его, главное - не лиши крова; только думается мне, что в Бузбулаке не найдешь человека, который согласился бы хозяйничать в чужом доме. Если же такой и отыщется, все равно - не будут его считать хозяином дома: нет дома, и это не дом. В Бузбулаке много домов, от которых остались одни руины. Но все равно - никто не посмеет самовольно строиться на месте развалин. Нужно обязательно отыскать хозяина, а если уж не хозяина, то хотя бы кого-нибудь, кто имеет какое-то отношение к дому, какие-то права на него. Человека этого надо уговорить, умаслить, получить его доброе согласие. Все это, разумеется, в том случае, если человек, решивший строить дом, собирается жить в нем по-человечески. Да, для того, чтоб бузбулакцы не забыли тебя, достаточно иметь там хотя бы развалины дома. Потому что любой малыш знает, что вот тот рухнувший дом - не просто развалины, а бывший дом Моллы Нурмухаммедина, или Мешади Муртуза, или Кебле Казыма. И нет тут никакого особого чуда - взрослые говорили, ребенок услышал и запомнил. Если чудо и есть, оно в другом - в том, что раз ты отсюда, раз здешний, то вернись в Бузбулак хоть через сотню лет - ты снова будешь свой, бузбулакец. Если дом сохранился, он твой, остались развалины - твои. А если кто-то без твоего ведома на месте разрушенных стен построил себе дом, одна комната в этом доме - твоя, спокойно можешь располагаться. Вот возьми, поезжай в Бузбулак. У первого же мальчонки спросишь: "Где дом Кебле Казыма?" Он скажет тебе, что Кебле Казым умер в Закаталах, а дом его - вот он. И приведет тебя к разрушенным стенам, и ты собственными глазами увидишь, что Кебле Казым, недавно скончавшийся в Закаталах, все еще обитает здесь, в Бузбулаке. И когда ты будешь созерцать развалины, тебя вдруг окликнут по имени. Ты обернешься: это мальчишки гоняют в прятки, и одного из них зовут так же, как тебя. Пусть ты зовешься Нурмухаммедином, все равно - даже это длинное, несуразное имя, носимое когда-то человеком, проповедовавшим "высший закон" - ремесло, наверняка осточертевшее даже самому создателю его, - оказывается, не забыто бузбулакцами. Только вот что, хочу предупредить: не больно-то умиляйся, не особенно привечай ребятню. Это такой народ - привяжутся, до самого кировабадского кладбища гнаться будут: "Дядя молла! Дядя молла!" Прошлым летом они учинили

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 701 просмотр