Любимец

что если уж очень разозлю ее, она не допустит меня вечером к телевизору. - Ноги вытер? - спросила Яйблочко, когда я вошел в дом. Я не стал отвечать, а продолжил путь на кухню. Яйблочко восседала за столом, перед ней стояла емкость с пойлом - ей доктор прописал. На моей тарелке лежал кусок трески, посыпанный зеленью. Редкое по нашим временам лакомство. Прежде чем приняться за обед, я подошел к окну и поглядел в него - окно выходило к дому Инны. Но самой девушки не было видно. После обеда мы отдыхали, а потом Яйблочко повела меня гулять. Я не люблю эти почти ритуальные прогулки - Яйблочко не та спутница, которую человек выбирает по доброй воле. Но я ее не выбирал. В тот день, идя рядом с ней, я впервые глубоко задумался о несправедливости судьбы. Ведь каждый из нас таков, каким он родился, каким его воспитали. Я предпочел бы иную судьбу, пускай не такую надежную и сытую, пускай полную лишений и опасностей, как у бродяг и охотников. Впрочем, я их никогда не видел. Чем ближе к центру городка, тем больше встречалось парочек, подобных нашей. Яйблочко раскланивалась с ними, приседала, покачивала бедрами, звенела нитями железных бус, а когда она наклоняла вперед бюст, мне все казалось, что сейчас она угодит этими бусами мне по темечку - и я замертво рухну на мостовую. Я понял, что Яйблочко направляется в бар "Олимпия" при торговом центре. Там она будет сосать неудобоваримые напитки с себе подобными дамами, а я побуду с людьми. Мы подошли к бару, и Яйблочко, добрая жаба, заявила: - Тимоша, если ты побудешь в общей комнате, мы потом в кино сходим, хорошо? Я отвернулся. Она должна думать, что я расстроен больше, чем на самом деле. А я не имел ничего против того, чтобы поболтать со старыми приятелями, пока ты, голубушка, вкушаешь свое вонючее зелье. Так что я молча посмотрел на нее красивыми, выразительными серыми глазами. Но Яйблочко выдержала мой укоризненный взгляд и вытащила из сумки намордник. Я побледнел, но Яйблочко показала на объявление над входом в комнату:

ПОМЕЩЕНИЕ ДЛЯ ДОМАШНИХ ЛЮБИМЦЕВ
ВХОД БЕЗ НАМОРДНИКОВ ВОСПРЕЩЕН

Объявление мне было знакомо и унизительно. Но я не стал спорить и капризничать, не то настроение. Я сам подставил лицо, и Яйблочко не грубо, я бы сказал, с неуклюжей нежностью приспособила мне на лицо намордник, который прикрывал нижнюю часть лица. Я вполне допускаю, что когда-то, по недоразумению, кто-то из домашних любимцев укусил другого человека. Но кто и почему дал право возвести этот случай в ранг правила? С чего они решили, что мы обязательно должны бросаться друг на друга и кусаться? В большой комнате, где хозяева оставляют домашних любимцев пока пьют кофе, болтают в кафе или выбирают что-нибудь в магазине, было человек тридцать, не меньше. Все в намордниках, но если у меня, он был простой, почти невидимый - мы с Яйблочкой старались свести унижение к минимуму, то у других людей на физиономиях порой красовались нелепейшие защитные сооружения: у кого из кованой проволоки, у кого в виде керамического цветника. Я сразу увидел Вика, который сидел перед телеэкраном, на нем был розовый намордник, имитирующий хоккейную маску вратаря Хризабудкина - мне было бы стыдно появиться в обществе в таком виде. Я обвел присутствующих взглядом, надеясь, что среди них есть Курт, который обещал мне жвачку. Мерзавец Вик неправильно истолковал мой ищущий взор и, поправив завитую гриву волос, ехидно заметил: - Сюда самочек не заводят. Может плохо кончиться! - Я Курта ищу. Я и без него знал, что девушке здесь не место. Среди домашних любимцев встречаются скоты. - Нет здесь Курта, - сказал Вик. - А что по телеку показывают? Вик не ответил. Показывали исторический фильм о первой высадке спонсоров на Землю. ...Толпа поселян в уродливых одеждах радостно гоготала при виде того, как из открытого люка корабля не спеша выходят три спонсора. Они массивны, они куда крупнее и тяжелее человека, некоторые достигают четырех метров. Из скафандров высовываются чешуйчатые зеленые лапы с длинными, цепкими, словно без костей, пальцами. Зеленые, блестящие, словно смазанные жиром, головы покрыты чешуйками. Пришельцы здороваются с поселянами. - Сегодня юбилей! - произнес вдруг сидевший рядом со мной средних лет мужчина в какой-то глупой попонке. - Столетие! Столетие первого счастливого контакта! - Выпить бы, - произнес какой-то жалкий замарашка. Порой в комнату для отдыха домашних любимцев проникают с улицы бродячие люди. Затерявшись среди нас, они могут рассчитывать на стакан лимонада или на горсть

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1074 просмотра