Медный кувшин

Ф.Энсти
Медный кувшин
Сказочная повесть
Кошевич В. перевод с английского

Книги Томаса Энсти Гатри (1856-1934), писавшего под псевдонимом Ф.Энсти, стали классикой мировой сказочной литературы, которую с одинаковым увлечением читали и дети и взрослые. Среди многочисленных произведений Ф. "Медный кувшин" - вариация на тему сказки из "Тысячи и одной ночи", где ничего не подозревающий простой смертный выпускает из кувшина джинна, с которым оказывается нелегко сладить. В нашей стране этот сюжет известен по повести Л. Лагина "Старик Хоттабыч", тем более интересно будет русским читателям узнать, как повел себя в похожих обстоятельствах не советский пионер, а лондонский молодой архитектор. Это произведение переведено на русский язык впервые.

1. ГОРАЦИЮ ДАЕТСЯ ПОРУЧЕНИЕ

- Сегодня - как раз шесть недель! Да, шесть недель тому назад! - сказал вполголоса Гораций Вентимор и вытащил часы.- Половина двенадцатого... Что же я делал тогда в половине двенадцатого? Сидя у окошка в своей конторе, на Большой Монастырской улице в Вестминстере, он перенесся мыслью к тому яркому августовскому утру, которое теперь казалось таким далеким и невозвратимым. Именно в этот час он ждал на балконе гостиницы - единственной гостинице в Сен-Люке, крошечном приморском местечке в Нормандии, куда его занес счастливый случай, во время одинокой поездки на велосипеде,- ждал ее появления. Он как сейчас видел всю обстановку: миниатюрный заливчик, на зеленую воду которого сонно ложилась фиолетовая тень утеса; движение волн, лениво плескавшихся у мостиков, с которых он сам кидался в воду полчаса назад; он вспомнил, как далеко плавал к бакену; вспомнил, с каким радостным предчувствием одевался и лез по крутой тропинке к террасе гостиницы. Ибо разве ему не предстояло провести весь остаток этого блаженного дня в обществе Сильвии Фютвой? Разве не собирались они вместе на велосипедах (правда, с ними ехали и другие, но те не считались) в Виолет, чтобы закусить там над утесом и нестись обратно, все время вместе, среди душистого сумрака по береговым склонам, между тополями, или вдоль ржаных полей, отливающих золотом под ярко-пурпуровым небом? Он видел себя обходящим мощеный двор перед гостиницей и вспомнил, как его охватил внезапный страх прозевать ее. Перед ним была только низенькая тележка с холстинным верхом, предназначенная для доставки профессора Фютвоя с женой на сборный пункт. Вот, наконец, появилась и Сильвия, умопомрачительно прекрасная и свежая в своей легкой розовой блузке и юбке цвета крем. Как грациозна, приветлива и вообще очаровательна была она весь этот незабвенный день, наилучший в ряду других дней, несколько менее прекрасных и теперь миновавших навек! Правда, не все в них было совершенством. Старый Фютвой порою слегка надоедал своими бесконечными диссертациями о египетском искусстве и о старинных восточных письменах, будучи уверен, что Гораций горячо интересуется ими, хотя последний только политично притворялся. Профессор был ученейшим из археологов и положительно лопался от сведений по своим любимым предметам, но весьма возможно, что Гораций проявлял бы меньше любознательности касательно разницы между клинообразными или арамейскими и арабскими надписями, если бы его собеседник был отцом другой девицы. Впрочем, подобная неискренность является доказательством искренней любви. Так, мучая сам себя, Гораций рисовал себе картины этих каникул, проведенных в Нормандии: деревянные избушки с линюче-синими ставнями и черепичными крышами, поросшими тростником; шпили деревенских церквей, сверкающие над брон-зово-зелеными берегами; крутые склоны у моря; желтые и оранжевые утесы, имеющие мрачный вид рядом со вспаханными полями или лугами у их подошвы; пятнистый, белый с черным, скот, мирно пасущийся у моря, цвета ляпис-лазури и малахита,- и повсюду присутствие Сильвии, звук ее голоса в ушах! А теперь... Он поднял взор с бумаг и транспаранта на своей конторке, обвел глазами тесную комнатку, в которой работал, взглянул на планы, фотографии, разные рамки на стенах и почувствовал глухое раздражение против этой обстановки. Из окна открывался веселый вид на высокую рассыпающуюся стену, прежде входившую в состав старинной ограды аббатства и увенчанную фризом, над ржавыми остриями которого протягивались желтеющие ветви нескольких платанов. - Она непременно полюбила бы меня,- мелькнули у него отрывочные мысли.- Можно было поклясться в этом, особенно в тот последний день... И родители ее ничего не имели против. Мать довольно радушно просила меня зайти к ним по возвращении в город. Когда я пошел... Когда он пошел, то вышло совсем иное, весьма обычное для знакомств,

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1276 просмотров