Тысяча дорог

Эдуард Григорьевич БАБАЕВ
Т Ы С Я Ч А Д О Р О Г
КРАСНЫЕ ПЕСКИ

В первый раз я приехал в пустыню с отцом. Он был инженером и строил дороги на юге Узбекистана. Я думал, что пески непроходимы, что в них увязнешь по колени и не выберешься. Но сначала мы ехали цветущей степью. Потом показались барханы - бурые холмы, покрытые сухой травой. В пустыне было пустынно. Только высоко в небе кружилась какая-то хищная птица. Называлась пустыня Кызылкумы, что значит "Красные пески". На рассвете и на закате в песках смутно отражалось солнце, и тогда они действительно становились красными. Казалось, что вокруг нет ни души. Но это не так. Когда мы поднялись на бархан, то увидели множество тропинок. Они шли с разных сторон и в разные стороны, пересекая друг друга, сливаясь и раздваиваясь. Потом, через много лет, я и сам работал на строительстве в этих местах. И всюду, где бы я ни был, впереди бежали бесконечные тропинки, указывая верную дорогу от селения к селению, от колодца к колодцу. Пустыня - это тысяча дорог.

БЕЗВЕТРЕННЫЙ ДЕНЬ

Неподалёку от нефтяных промыслов стояли в песках деревянные башни. Это были старые, ещё не разобранные буровые вышки. Над ними тянулись белые облака. Деревянная угловатая лесенка вела наверх, огибая башню с внешней стороны. Вокруг стояла такая тишина, что слышно было, как песчинки осыпаются с сандалий. Серёжа поднялся на первую ступеньку, потом - на вторую, миновал один поворот, потом - другой. Чем выше он поднимался, тем медленнее становились его движения. Наконец он остановился. Прошло несколько минут. - Серёжа! - крикнул я. Он не ответил. Тогда я скинул на песок свой рюкзак и полез вслед за ним по лесенке. За пятым или шестым поворотом я услышал глухое поскрипывание досок. Это ветер, гнавший облака высоко над землёй, задевал вершину башни и раскачивал её верхние площадки. Башня ожила. Она дышала, двигалась. Серёжа вцепился в перила руками, смотрел на облака и не мог пошевельнуться. Так новички-матросы застывают на мачтах, которые раскачивает ветер. - Ветер! - сказал я Серёже, добравшись до него. Он кивнул мне радостно, глотнул воздух раскрытым ртом и ничего не ответил. - Боишься? - спросил я. Серёжа ответил с трудом: - Нет! - и показал рукой наверх. Он был храбрый мальчик. Мы поднялись на самую высокую площадку. Внизу плыла земля. Барханы были похожи на волны. Там, внизу, был безветренный день. А здесь, наверху, идут большие облака и никогда не утихает ветер.

ГНЕЗДО АИСТА

В древнем городе Бухаре много аистов. Они живут на крышах домов, у водоёмов, на могучих деревьях, на каменных башнях-минаретах. На зиму аисты улетают в тёплые страны. А весной возвращаются на старые места. Они летают над городом, раскинув свои бело-чёрные крылья. Или стоят в гнёздах, спрятав клюв в белых перьях на груди. Гнёзда у аистов сложены из прутьев. Аист птица белая и любит высоту. Однажды я увидел огромное гнездо, похожее на прочную корзину или на опрокинутый купол. Я удивился: когда это аист мог сплести столько веток? Оказалось, что этому гнезду больше ста лет. Целый век, каждый год, сто лет подряд, аисты строили свой дом. И получился он высокий, славный и красивый, как Бухара.

НА ВЕРБЛЮДЕ

Я думал: как садятся на верблюда? Ведь он такой большой! Лестницу к нему приставляют, что ли? Вот мальчик на верблюде, высоко-высоко, в деревянном седле. Едет куда-то, покачивается, смотрит по сторонам. Далеко ему видно. Оказалось, что на верблюда сесть легко.

Как читать и скачивать книги с сайта?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 614 просмотров